Avtomagazin48.ru

Индонезиец в сарае изготавливает суперкары

17 крутейших местечек, о которых бессовестно умалчивают путеводители

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Казалось бы, мы знаем все о нашей планете. Однако даже в самых популярных туристических местах можно открыть по-настоящему удивительные уголки — как созданные самой природой, так и возведенные руками человека.

AdMe.ru собрал для вас 17 крутых местечек, о которых вы наверняка еще не слышали. А один очень интересный бонус ждет вас в конце статьи.

17. Амфитеатр в Пуле, Хорватия

Одной из самых известных достопримечательностей Италии является римский Колизей. Однако в хорватском городе Пуле есть не менее красивый амфитеатр. Он был построен из дерева, а затем перестроен из камня в I веке н. э., вмещал до 23 тыс. человек и использовался для массовых зрелищ. В V веке с запретом гладиаторских боев сооружение стало постепенно разрушаться и разграбляться. В Средневековье арену приспособили для выпаса скота, ярмарок и рыцарских турниров, а в XX веке — для военных церемоний, парадов, театральных постановок.

16. Пещера Шондонг, Вьетнам

Пещера была открыта в 1991 году, однако ее изучение началось в 2009-м, а организованные группы туристов стали пускать совсем недавно. Шондонг называют самой большой пещерой в миреее протяженность более 9 км, а высота сводов такова, что под ними легко мог бы поместиться 40-этажный небоскреб!

Пещера образовалась из-за размытия известняковой горной породы, и теперь внутри нее есть своя экосистема с рекой и водопадом, уникальными растениями, животными, сталактитами и так называемыми пещерными жемчужинами — каменными образованиями из кальцита, которые формировались на песке под воздействием воды в течение сотен лет.

15. Колокольня на озере Резия, Италия

Озеро Резия образовалось в 1950 году в результате строительства гидроэлектростанции и дамбы и затопления двух деревень. Над поверхностью водохранилища возвышается колокольня, построенная еще в XIV веке. В связи с изменением уровня воды над озером периодически можно увидеть только верхушку башни с часами. Из-за сильных ветров на озере поднимаются волны, поэтому местечко нравится серферам.

Летом вокруг колокольни можно прокатиться на катере, а с приходом морозов туристы могут дойти до башни прямо по льду. Кроме того, по легенде, здесь все еще можно услышать колокольный звон, хотя сами колокола сняли с башни еще до затопления.

14. Менгиры Калланиша, Шотландия

Пожалуй, самым разрекламированным каменным сооружением Великобритании является Стоунхендж. Однако загадочный Калланиш на острове Льюис в Шотландии ученые называют крупнейшим памятником мегалитической культуры. Это 13 монументов и групп вертикально установленных, буквально выросших из земли камней высотой до 5 метров, образующих круги. За пределами круга установлены камни в форме, напоминающей кельтский крест, указывающий концами на стороны света. По одной версии, эти менгиры не что иное, как гигантский лунный календарь, по другой — древнее обрядовое место.

13. Природный мост Пон-д’Арк, Франция

Вдалеке от оживленных городских улиц на юге Франции в местечке Пон-д’Арк располагается природный мост с аналогичным названием. Он возвышается над рекой Ардеш, которая и вымыла в скалистой породе за сотни лет внушительную арку высотой 50 метров и шириной 60 метров. Здесь удивительно тихо и спокойно, в летний период проходят соревнования по гребле на каноэ. А недалеко от моста находится исторический памятник — древняя пещера Шове с наскальными рисунками возрастом до 30 тыс. лет!

12. Мадаин-Салих, Хегра, Саудовская Аравия

По сравнению с иорданской Петрой археологический комплекс Мадаин-Салих не так широко известен, хотя он является древнейшим сооружением Саудовской Аравии возрастом около 2 000 лет. Этот исторический город-памятник включает 111 скальных захоронений, башен, жилых помещений, храмов и гидротехнических сооружений древнего набатейского города Хегра, бывшего некогда центром торговли. Все постройки украшают скульптуры, барельефы, наскальные надписи.

11. Озеро Эльтон, Волгоградская область, Россия

Площадь этого удивительного соленого водоема —150 кв. км, что делает его самым крупным минерализованным озером в Европе. Его глубина не превышает 7-10 см летом и 1,5 м весной. Оно является важнейшим пунктом миграции куликов и журавлей, привлекает туристов необычными соляными пейзажами и бальнеологическими свойствами. Эльтонский природный парк, на территории которого расположилось озеро, является домом для нескольких сотен видов растений и животных, в том числе уникальных.

10. Кафедральное ущелье, национальный парк «Пурнулулу», Австралия

Национальный парк «Пурнулулу», внесенный в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО, изобилует полосатыми горными кручами из песчаника, озерами, здесь уникальная флора и фауна. На его территории располагается огромное количество ущелий, одно из самых живописных — Кафедральное, представляющее собой настоящий природный амфитеатр с потрясающей акустикой.

9. «Лабиринт Орта», Испания

«Лабиринт Орта» — исторический и старейший парк в Барселоне, который был заложен в конце XVIII века как неоклассический сад. Это место, богатое живыми изгородями, клумбами, беседками, каналами, было излюбленным для проведения культурных и общественных мероприятий. Сегодня в парк может попасть небольшое число посетителей в день.

8. Часовня Сен-Мишель д’Эгиль, Франция

В небольшом городке Ле-Пюи-ан-Веле на юге Франции, на вершине отвесной 90-метровой скалы есть часовня, построенная в 962 году! До этого года на скале находились языческий дольмен и древнеримское святилище, и в целом все предания называют скалу священным местом. Часовня уникальна не только своим расположением, но и фресками, мозаиками, росписями, которые за всю историю ни разу не реставрировались.

7. Голубой пруд Биэй, Япония

Голубой пруд в префектуре Хоккайдо был создан после строительства дамбы как часть системы контроля процессов эрозии и защиты близлежащих районов от селей. Необычный ярко-бирюзовый цвет воды вызван естественной работой минералов и может меняться в зависимости от погодных условий и угла зрения. А торчащие из воды высохшие стволы деревьев только добавляют пейзажу фантастичности. Долгое время этот природный объект был закрыт для посещений и стал доступен всего несколько лет назад.

6. Залив Духов, мыс Реинга, Новая Зеландия

Мыс Реинга — это северная оконечность полуострова Аупоури в Новой Зеландии. Недалеко от берега бушуют опасные волны, а на горе стоит маяк, озаряющий все вокруг вспышкой каждые 26 секунд. К востоку от мыса располагается уединенный пляж с бледно-розовым песком. Местные аборигены верили, что душа после смерти отправляется именно на этот пляж, чтобы совершить последний рывок перед погружением в потусторонний мир. Поэтому это местечко считается священным и посетителям запрещается здесь есть. Добраться на мыс достаточно сложно, так как дорога частично пролегает через зыбучие пески, поэтому лучше отправляться с организованной группой туристов.

5. Мечеть Тин Мал, Марокко

Мечеть Тин Мал была построена в 1156 году в честь основателя династии Альмохадов и является одной из двух мечетей в Марокко, открытых для немусульман. Ее отличает удивительная архитектура, и с 1995 года мечеть входит в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Хоть мечеть расположена в горной деревне всего в 100 км от Марракеша, редкий турист знает об этом красивом местечке.

Читать еще:  Ferrari Portofino 2018

4. Мероэ, Судан

Мероэ — это древний город на территории современного Судана, столица нубийского царства Куш, зародившаяся еще в VIII веке до н. э. Здесь можно взглянуть на множество пирамид, в которых проводились захоронения знатных особ, остатки дворцовых стен, где короновали царей, а также купальни, храмы. К сожалению, к III веке до н. э. город пришел в упадок и от него остались только руины. Весь комплекс внесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, однако немногие знают об этом местечке, посещая исключительно памятники Древнего Египта.

3. Лас-Позас, Хилитла, Мексика

Лас-Позас — это настоящий райский сад с сюрреалистическими скульптурами и фантастическими ландшафтами заброшенного города, которые начал создавать в 60-70-х годах XX века скульптор Эдвард Джеймс. Это нереальный коктейль из искусственных сооружений, буйной растительности, тропических цветов, водопадов и небольших прудов, где не встретишь четких линий, простых форм или законченных конструкций и буквально все поражает и заставляет мечтать.

2. Лагуна Гиола и Мраморный пляж, Тасос, Греция

На греческом острове Тасос, отделенный от кромки моря каменистым бордюром, находится небольшой природный бассейн в форме капли с чистейшей водой, именуемый Слезой Афродиты. По легенде, его создал Зевс для купания богини красоты. Словно покрывалом, с одной стороны бассейн прикрыт каменистым отвесом, с которого можно прыгать в воду, но будьте осторожны — глубина всего 3 метра! Незнакомому с местностью туристу найти лагуну Гиола будет достаточно проблематично, но пейзажи, открывающиеся на рассвете, стоят поисков!

На том же острове Тасос находится уникальный Мраморный пляж с чистейшей голубой водой и белым мраморным песком. Сочетание просто потрясающее! Но дорога к этому местечку достаточно трудная, да и пляжи практически дикие, так что придется запастись провизией и терпением, но путешествие того стоит!

1. Эллидаэй, Исландия

Эллидаэй — один из Вестманских островов у южного побережья Исландии. Это идеальное место, чтобы побыть в одиночестве и не слышать шума соседей, потому что здесь стоит всего лишь один дом, построенный еще в 1953 году. Постоянного населения на острове нет, но туристы приезжают сюда порыбачить, поохотиться за тупиками и попариться в сауне в домике.

Бонус: Настоящая Атлантида

Вот уже почти 2 тысячелетия ведутся поиски легендарной Атлантиды, ушедшей под воду примерно 9 тыс. лет назад. Ученые называют до 50 точек, где ее можно искать. Поэтому пока ни в одном путеводителе вы не встретите информации о точном местоположении этого легендарного города-государства. Но, как только мы его узнаем, обязательно вам расскажем!

На чужих двоих: как моторикши «вывезли» самый дорогой стартап Индонезии

Пока на Западе Uber сталкивается с законодательными ограничениями, продолжатели его дела стремительно развивают бизнес в странах третьего мира. Хорошим примером служит самый дорогой стартап Индонезии Go-Jek — агрегатор услуг моторикш, через него в стране работают около 1 млн владельцев мотороллеров и мотоциклов. В августе компания выходит в две другие страны Юго-Восточной Азии — Вьетнам и Таиланд. 34-летний основатель Go-Jek Надим Макарим не только внес вклад в легализацию рынка услуг моторикш, который в стране еще недавно был совершенно черным, но и сумел сделать индонезийскому потребителю более ценное предложение, чем его основные конкуренты Uber и малайзийский Grab.

Быстрее автомобиля

Надим Макарим родился в 1984 году в семье известного в Индонезии общественного активиста. Отец будущего предпринимателя ​Ноно Анвар Макарим настоял, чтобы сын после школы продолжил образование в США, где когда-то учился сам. Получив диплом специалиста по международным отношениям в Брауновском университете (штат Род-Айленд), Макарим-младший в 2006 году вернулся в Джакарту в качестве консультанта McKinsey.

Компания предоставила 22-летнему специалисту автомобиль с личным водителем, но очень скоро молодой человек понял, что будет то и дело опаздывать в офис, если не сменит средство передвижения: ему все чаще приходилось прибегать к услугам моторикш. Эти частники — самый доступный вид городского транспорта в Индонезии: они не только дешевле, чем обычное такси, но и гораздо расторопнее. В таких городах, как Джакарта, Бандунг и Джокьякарта, моторикши позволяют пробираться через километровые пробки, а в небольших городках движутся по узким дорожкам, где не всегда проедет автомобиль. В одной лишь Джакарте, которая, по данным отдельных исследований, считается самым перегруженным автотранспортом городом мира, двухколесного мототранспорта почти втрое больше, чем машин, — 15 млн против 5,2 млн. Большинство этих мотоциклов и мотороллеров принадлежат моторикшам, лишь 18% жителей пригорода пользуются общественным транспортом.

Бизнес моторикш никак не регулируется государством: это занятие официально не считается профессией и не облагается налогами. Никто не гарантирует и качества услуг: моторикши часто становятся участниками ДТП, а порой и грабят пассажиров. Для экспатов образ моторикши был пугающим — те то и дело пытались «развести» иностранцев, предлагая им завышенные цены по сравнению с тарифом для соотечественников. Многие иностранные компании, у которых есть офисы в Индонезии, официально запрещали своим сотрудникам пользоваться услугами моторикш. «В те времена многие не верили, что моторикши могут стать профессионалами, которым можно доверить свою жизнь», — вспоминает Макарим.

Сам Надим продолжал ездить на моторикшах в офис и не переставал удивляться, насколько неэффективно налажена их работа: примерно три четверти своего рабочего дня водители просто болтают где-нибудь в тени, ожидая, пока к ним обратится пассажир. Именно эта неэффективность побудила Макарима задуматься о собственном бизнесе: в 2010 году он открыл в Джакарте кол-центр и собрал в единую такси-службу Go-Jek 20 водителей, которых соблазнил тем, что в день им удастся перевозить в полтора-два раза больше клиентов, чем обычно.

Однако бизнес развивался небыстро. Очень скоро Макарим понял, почему в индонезийской столице почти не было аналогичных такси-служб: их выдавливали с рынка сами моторикши. В большинстве районов столицы были «свои» водители, которые застолбили за собой право возить живущих здесь горожан и к чужакам, пытавшимся заниматься извозом на их территории, относились очень агрессивно. Многие из них были, однако, не прочь работать с кол-центром, который позволил бы увеличить число заказов; но Макарим не видел, как можно эффективно контролировать работу множества частников, живущих в разных районах мегаполиса.

В 2011 году Надим стал главой индонезийского отделения немецкой инвестиционной компании Rocket Internet. Работая здесь, он понял, что использование онлайн-сервисов — ключ к быстрому масштабированию проектов. В компании часто обсуждалась бизнес-модель Uber, позволявшая агрегировать услуги индивидуальных поставщиков. Сервис, запустившийся в 2010 году в Сан-Франциско, еще не пришел в Азию, и Макарим задумался: что если перестроить свою такси-службу по образу и подобию этого стремительно растущего стартапа?

В том, что такая модель окажется перспективной, его убеждал и другой пример: запущенный в 2012 году в Малайзии агрегатор Grab, клон Uber, всего за год вышел на рынки Сингапура и Филиппин и работал уже в нескольких десятках городов. Одним из его основателей был однокурсник Макарима по Гарвардской школе бизнеса Энтони Тан. Grab работал с обычными такси, но Надим уже имел опыт переговоров с моторикшами и был уверен, что многие из них согласятся работать по той же модели. Макарим нанял программистов, которые сделали приложение, позволяющее агрегировать услуги моторикш. В начале 2014 года агенты принялись вербовать водителей.

Читать еще:  Подготовка нового бампера к покраске

Как это работает

По своему функционалу сервис Go-Jek очень похож на Uber за тем исключением, что поездки осуществляются на моторикшах, а не автомобилях. Чтобы начать работу через приложение, каждый водитель должен предоставить агенту компании копии своей ID-карты (она служит гражданину Индонезии вместо паспорта), прав и документов на транспортное средство. Чтобы выделить своих водителей из общей массы моторикш, компания выдает им зеленые шлемы и куртки с логотипами. После окончания поездки пользователь может оценить работу водителя и отправить краткий комментарий. Go-Jek отключает от системы тех водителей, кто регулярно ездит на красный свет или грубит пассажирам. По желанию клиентам предоставляются медицинская маска, защищающая от городского смога, и накидка от дождя. Через приложение можно не только вызвать моторикшу, но и заказать еду, а также выбрать в онлайн-магазине и доставить в офис или по месту жительства сотни товаров.

Проверки на дорогах

Надим Макарим оказался прав: в январе 2015 года с агрегатором сотрудничали уже около 500 водителей, и до конца года их число ежемесячно увеличивалось в полтора раза. Ежедневные заработки у многих подключившихся к сервису удвоились, а у самых востребованных выросли в три-четыре раза, от $3,5 до $11–14 в день. Из заработанных водителями денег компания забирает 20% комиссии.

Но довольны оказались далеко не все: как это часто бывает с агрегаторами такси-услуг, вскоре Go-Jek столкнулась с активным сопротивлением тех рикш, кто не хотел отдавать компании рынок. Частники то и дело мешали водителям, работающим через приложение Go-Jek, забирать пассажиров на улицах, которые считали своими. А летом 2015 года в Джакарте прошли массовые протесты рикш против Go-Jek.

Среди мотивов протестов против агрегатора был не только страх, что единая такси-служба отберет клиентов, но и недовольство конкретными условиями работы, которые предлагала Go-Jek​. Например, водителей возмущали возрастные ограничения: работать через сервис могут только те, кто не достиг 55 лет (а многие моторикши именно люди в возрасте и не могут найти другую работу). Раздражало требование предоставить документы на транспортное средство — очень многие покупали свои мотоциклы через третьи руки. Наконец, был и мотив, связанный с религией. В священный для мусульман месяц рамадан, когда многие жители окрестных городков и деревень начинают съезжаться в Джакарту на уличные празднества, моторикши традиционно взвинчивают цены в разы. Стараясь подчеркнуть уважение к самой распространенной религии страны, Go-Jek в рамадан устанавливает жесткий тариф — 10 тыс. индонезийских рупий ($0,75) за любую поездку по городу.

Протесты сошли на нет во многом благодаря тому, что большинство водителей начали сотрудничать с сервисом. Но вскоре Go-Jek столкнулась с другой проблемой: привлекательность индонезийского рынка быстро оценили конкуренты. В 2014 году в стране заработала Uber, предложив перевозки по столице с помощью обычных автомобилей. Летом того же года в Джакарту пришла Grab, которая сперва предлагала услуги обычных такси, а затем стала вовлекать и моторикш, не стесняясь копировать опыт Go-Jek (конкурент даже одел своих водителей в похожие зеленые куртки и шлемы). При этом Grab отчаянно демпинговала: установила стабильный тариф — $0,35 за любую поездку в черте города.

Поставить все на Джакарту

В ответ на появление конкурентов Макарим начал добавлять в функционал приложения новые опции — доставку еды, заказ товаров в интернет-магазинах и курьерские услуги. К настоящему времени в партнерскую сеть Go-Jek входят 125 тыс. поставщиков готовой еды, продуктов и бытовых товаров в 50 городах Индонезии, а также 30 тыс. поставщиков других услуг.

В августе 2016 года компании удалось привлечь $550 млн от нескольких венчурных фондов, среди которых были американский Sequoia Capital и DST Global, созданный российским предпринимателем Юрием Мильнером. Инвестиционный раунд превратил Go-Jek в первый в истории страны стартап, чья оценочная стоимость превысила $1 млрд.

Эти деньги Макарим вложил в запуск нескольких новых сервисов. Крупнейшим из них стала интегрированная в приложение Go-Jek платежная система Go-Pay. По данным на октябрь, на ее долю приходится около 30% всех онлайн-платежей в Индонезии. Через приложение теперь можно покупать билеты на развлекательные мероприятия, заказывать лекарства в аптеках, вызывать на дом профессиональных массажистов, оплачивать ЖКХ.

В июне прошлого года Макарим заявил, что в Индонезии Go-Jek победила Grab и Uber. По его словам, компания контролирует около 50% рынка такси-агрегаторов и 95% рынка онлайн-заказов еды. Общедоступных исследований этого рынка в Индонезии не существует, но данные о числе водителей, с которыми сотрудничают конкурирующие сервисы, в целом подтверждают лидерство Go-Jek. Через приложение компании сейчас работают около 1 млн моторикш, через приложение Uber, по данным на март, — всего 20 тыс. водителей, а с сервисом Grab во всей Юго-Восточной Азии сотрудничают 1,3 млн человек, но около 90% из них — это владельцы автомобилей за пределами Индонезии.

Макарим отмечает, что ему помогла правильно выбранная стратегия: предприниматель не стал, как Grab, запускать сервис сразу в нескольких странах Юго-Восточной Азии, а сосредоточился всего на одной, зато самой густонаселенной. Кроме того, он не только облегчил жителям перегруженной транспортом столицы возможность передвигаться по городу, но и сократил саму их потребность в этом — компания сыграла ведущую роль в развитии сервисов доставки.

Конкуренты, не осознавшие национальной специфики и предлагавшие индонезийскому потребителю те же услуги, что и в других странах, в борьбе за рынок проиграли. В апреле стало известно, что Grab собирается приобрести весь бизнес Uber в Юго-Восточной Азии в обмен на передачу конкуренту 27,5-процентной доли в своей компании. На рокировке настояли общие акционеры двух компаний: за четыре года Uber так и не смогла выйти на прибыль в регионе, и они решили передать ее бизнес Grab, которая лучше ориентируется в местных реалиях. Однако сделка до сих пор не состоялась и даже может быть отменена.

Зато Go-Jek, опробовав у себя на родине целый спектр сервисов, связанных с курьерской доставкой, наконец сочла себя готовой к выходу на рынки соседних стран. Весной прошлого года компания стала первым в стране «единорогом» — стартапом, чья капитализация оценивается в $1 млрд (к настоящему времени помимо Go-Jek в Индонезии есть три других «единорога»; самый дорогой из них, туристический сервис Traveloka, оценивается в более чем $2 млрд). В июле прошлого года компания провела очередной инвестиционный раунд, сумев привлечь $1,2 млрд, бóльшую часть из которых вложил китайский ИT-гигант Tencent. А в феврале, когда Go-Jek привлекла более $1,5 млрд от нескольких инвесторов, в том числе от Google, ее оценочная стоимость превысила $5 млрд. Часть этих денег компания потратит на международную экспансию: после запланированного на август выхода во Вьетнам и Таиланд она собирается предложить свои услуги в Сингапуре и на Филиппинах.

Читать еще:  Замена салонного фильтра на Рено Логан

На родине компания спешит закрепить свои позиции в качестве ИT-холдинга, предлагающего индонезийцами широкий спектр услуг. В первой половине года Go-Jek приобрела три крупные и известные в стране финтех-компании — ведущего оператора офлайн-платежей Kartuku, платежный шлюз Midtrans и сеть взаимного кредитования Mapan (суммы сделок не раскрываются). «Я надеюсь, что Go-Jek будет у всех на устах еще 10–20 лет, о ней будут говорить как о компании, доказавшей, что технологии — ключевой фактор для прыжка на следующую ступень социальной эволюции», — отмечает Макарим.

Так говорит Надим Макарим

«У вас могут украсть идею, но никто не украдет вашу способность воплотить ее в жизнь».

«Часто ключ к успеху не в том, чтобы научить людей чему-то новому, а в том, чтобы оптимизировать то, чем они занимаются каждый день».

«Технологии сильнее меняют общество, чем политика государства».

«Самое главное качество предпринимателя — смелость, а не ум. Настоящий предприниматель согласится скорее истечь кровью, чем отдать рынок иностранному конкуренту».

«Чем выше ваш пост и крупнее ваша компания, тем больше людей опасаются высказать вам, что они на самом деле думают. Вот почему так важно окружать себя теми, кто может сказать тебе нет».

Ржавый клад в сарае: где и как порой находят ретрокары

За этой дверью — миллион, а за этой — груда ржавого железа. Смотри, не перепутай!

Мы уверены, что после прочтения этого текста ты все-таки наберешься смелости вскрыть дедушкин сарай, который обходил стороной последние три десятка лет. Если ты не найдешь там ничего действительно примечательного, то хотя бы порадуйся за машины (и людей), которым повезло. Простоять забытым в темном пыльном помещении не один год — так себе отпуск.

Принято считать, что чем старше автомобиль — тем он ценнее. Соответственно, отыскать где-то на задворках автомобиль, уже успевший пустить корни – все равно, что обнаружить в генеалогическом листе дальнее родство с семейством Онассисов. Так, да не так: законы формирования цен на ретромобили работают вне зависимости от того, где конкретный экземпляр обнаружен.

Десятки лет в сарае вряд ли положительно скажутся на общем физическом состоянии автомобиля. Специалисты по продажам ретрокаров знают далеко не один случай, когда потенциально успешную находку приходилось отправлять в переплавку просто потому, что автомобиль целиком состоял из ржавчины. Кроме того, на стоимость четырехколесного старичка самое прямое влияние имеет его личный статус. Тут все просто — чем более редким автомобиль был на момент сборки, тем дороже он будет сейчас . И если тебе повезло наткнуться за закрытыми дверями на действительно уникальный экземпляр, то потенциальным покупателям будет глубоко наплевать, где именно ты с ним повстречался.

К примеру, в 2016 году на аукционе в Южной Каролине ушел с молотка Porsche 356A Speedster. На свет этот спидстер появился 5 мая 1957 года и стал частью партии из 1 171 своих собратьев. В 1975 году тогдашний владелец поставил его в гараж — и напрочь забыл о маленьком спорткаре, который отыскали только через 40 лет. А на аукцион он был выставлен именно в том виде, в каком его нашли: аукционисты даже пыль не стерли, считая, что она лишь добавляет лоту своеобразного очарования.

Вообще, в среде автомобильных коллекционеров уже устоялся целый термин — barn find, что и означает «найдено в сарае». И многие считают его увлекательной игрой с весьма высокими ставками: дело в том, что результатом «барнфайнда» может стать появление на свет (в буквальном смысле!) весьма комплектного раритета с набором оригинальных запчастей, близким к идеальному. А это весьма ценится коллекционерами. В начале нынешнего десятилетия один такой любитель старинного железа заплатил на аукционе чуть более 400 000 евро за купе Mercedes-Benz 300SL, простоявшее без движения в одном из гаражей Греции 37 лет. И это без стоимости реставрации!

Но это еще цветочки. Всего год назад настоящим святым Граалем для охотников за сокровищами стал предназначенный на снос гараж на юге США: там обнаружились сразу два проржавевших бриллианта, поставленные на прикол примерно в 1991 году. Приблизительная стоимость родстеров Ferrari 275 GTB/2 1967 года и Shelby Cobra 427 примерно того же возраста по оценке экспертов составила 4 млн долларов. Много ты знаешь современных суперкаров за аналогичные деньги, пусть даже с пробегом? На этом фоне всего один миллион за предсерийный прототип Aston Martin DB2 двадцатилетней выдержки выглядит мелочью.

Порой в сараях находят не одну-две груды железа, а целые коллекции раритетов. Удивительно богатая на редкости с миллионными ценниками история случилась несколько лет назад на западе Франции. Там разыскали заброшенное собрание предпринимателя Роджера Байона, который много лет собирал разнообразные автомобильные уникумы, планируя открыть музей имени себя. По финансовым причинам с музеем не сложилось, и после смерти предпринимателя коллекция пылилась и ржавела почти под открытым небом в полузаброшенном поместье, пока на нее не наткнулись внуки Байона. Аукционщики, которых пригласили для оценки раритетов, потом рассказывали, что «охренеть» — это слишком мягкое слово для описания их впечатлений от увиденного. Мы же просто отметим, что общая стоимость экземпляров, еще подлежащих восстановлению (а таковых набралось примерно шесть десятков из сотни), превысила 12 миллионов евро.

Бог с ними, с коллекционерами: иногда амбарным находкам очень радуются и именитые автопроизводители. Однажды в Германии обнаружили ржавый остов некоего Porsche, по внешнему виду напоминавший раритетный 911. Тем, кто его нашел, удалось отыскать среди ржавчины номер шасси, которым они поделились с музеем марки в Штутгарте. И музейщики забили тревогу: оказалось, что под слоем пыли обнаружился один из первых Porsche 901!

Незнакомый номер? Ничего удивительного, сейчас расскажем. Когда «девятьсот одиннадцатый» только появился на свет, он должен был стать «девятьсот первым»: производство культового спорткара стартовало с машин именно с этим индексом. Однако, на немцев очень обиделись их коллеги из Peugeot, которые считали трехзначный номер модели с нулем в центре своим авторским изобретением и не намеревались ни с кем им делиться. Поэтому в Porsche просто заменили нуль на единицу, а Porsche 901 считаются сейчас невероятной ценностью: уж слишком мало их успели собрать.

Естественно, Porsche выкупила то, что удалось найти (переговоры о цене шли тайно, и до сих пор неизвестно, в какую сумму обошелся раритет), и отправила в собственный реставрационный центр. На восстановление уникального экземпляра с соблюдением всех регламентов ушло три года. И сейчас этот спорткар официально считается старейшим 911 на планете. Вот такие иногда случаются находки и открытия.

Мы надеемся, ты уже приготовил гвоздодер, фотоаппарат и кошелек? Ну-ка, где тут ближайший заброшенный сарай?

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector